История

Свою родословную российская регулярная Армия и Флот ведут от Петра I. Царь-реформатор, понятно, приложил руку и к созданию ее уставов. Это общеизвестный факт. Но Петр Великий не был первопроходцем в регламентации боевой и служебной деятельности вооруженных сил нашего Отечества.

Первый опыт системного изложения правовых норм, регламентирующих деятельность «служилых людей», появился в России в 1571 году. Тогда воевода, предтеча командиров российских погранотрядов М.И.Воротынский составил «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе». В 1607 году войско познакомилось с «Уставом ратных, пушечных и других дел, касающихся до воинской науки…», автором которого был О.Михайлов (Родишевский).

Уставом определялись способы действий войск в различных видах боя, а в 1647 году появилось новое издание — «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей». В нем излагались организация войск, походные и боевые порядки, приемы действий с оружием, охранение и другие вопросы. Эти своды нормативно-правовых документов учитывали отечественный и зарубежный боевой опыт. Около полувека армия руководствовалась Уставом 1647 года.

Эти документы излагали преимущественно функциональные обязанности военных людей. О правах, интересах служивых — в свете современного законодательства — говорить не приходилось. Артикулы скорее напоминали инструкции, наставления. К примеру, в Уставе 1607 года (дополнен в 1621 г.) из 663 статей — 500 посвящены вопросам пушкарного дела: отливка и установка орудий, производство боеприпасов и т.д. Кроме того, Устав содержал сведения о способах измерения расстояний и размеров объектов при стрельбе, в нем описывались компас, угломерный прибор, давались рецепты варки селитры…

Впервые обязательства государства перед военными по защите их имущественных и прочих интересов были обнародованы Соборным Уложением 1649 года. Говоря современным языком, ХХIII-XXIV главы Уложения регламентировали права и обязанности стрельцов и казаков. Но это были далекие от совершенства, формальные, декларированные параграфы. Хотя, надо полагать, авторы этих документов помнили слова Петра Великого: «Всуе законы писать, когда их не хранить или ими играть, яко в карты, прибирая масть к масти, чего нигде в свете так нет, как у нас было…».