Вы просматриваете архив История МП.

Моонзундская десантная операция (1944г. 29.7-24.11)

17:56 in Операции МП ДКБФ by Маловичко

Карта Моонзундской операции

В результате Таллинской операции, являвшейся частью стратегической Прибалтийской операции, войска Ленинградского фронта  25.91944 вышли на побережье Рижского залива. Создались благоприятные условия для освобождения островов Моонзундского архипелага. Противник пытался удержать острова, владея которыми он прикрывал войска группы армий «Север» с моря.

Моонзундские острова обороняли 23-я пехотная дивизия и четыре охранных батальона противника (всего около 11,5 тысяч человек). Здесь же базировались 2 миноносца, 22 десантные и артиллерийско-десантные баржи, 14 тральщиков и 2 торпедных катера.

К проведению десантной операции привлекались: из состава Ленинградского фронта (Маршал Советского Союза Говоров) 8-й Эстонский и 109-й стрелковые корпуса 8-й армии и 13-я воздушная армия (генерал-лейтенант авиации С. Д. Рыбальченко), от Балтийского флота (адмирал В. Ф. Трибуц) — 92 катера различного назначения, 40 тендеров, 260-я бригада морской пехоты, две штурмовые авиационные дивизии. Руководство сухопутными силами в операции было возложено на командующего 8-й армии генерал-лейтенанта Ф. Н. Старикова, морскими силами — на контр-адмирала И. Г. Святова.

Операция началась 27 сентября с захвата острова Вормси. Захват острова осуществлял батальон морской пехоты. 29 сентября начались бои по освобождению острова Муху. До этого в течение нескольких дней на Виртсу сапёры капитана Кангура работали на сооружении причалов, строительстве и ремонте мостов. Было решено послать на остров сперва разведгруппы.

Катера КБФ готовятся к десантной операции

Первая из них, под командованием капитана Кельберга, в тайне от противника переправилась через залив Суурвяйн и в течение многих часов вела наблюдение за врагом. Вторая группа той же ночью переправилась на Муху и по радио сообщила добытые ею разведсведения касательно передвижения немцев и их обороны, которые должны были сыграть важную роль в предстоящем наступлении. Высадка десанта на остров Муху в Куйвасту началась рано утром. 29 сентября была высажена передовая группа численностью около 1150 человек. Переправу войск осуществляли торпедные катера КБФ. На подходе к острову катера были обстреляны противником, однако это не сказалось на темпах высадки. 30 сентября они совершили 181 рейс, доставив на Муху 249-ю стрелковую дивизию (около 5600 человек).

Следом за катерами пролив форсировали амфибии.

Альберт Репсон

Старшему лейтенанту Альберту Репсону было приказано первым высадиться на остров, захватить плацдарм и удерживать его до подхода основных сил. Отряду Репсона пришлось отнюдь не сладко. Противник сосредоточил по нему огонь всей своей артиллерии и миномётов. При высадке бойцам приходилось идти к берегу по грудь в воде, ведя при этом огонь по противнику. Постепенно отряд продвигался вперёд. На одном участке его бойцы уничтожили все огневые точки немцев и завязали бой в траншеях. Противник предпринял контратаку, которая не увенчалась успехом. Сам Репсон был ранен в обе руки, его отряд понёс большие потери, но смог удержаться до подхода основных сил.

Взвод лейтенанта Соо первым прорвал оборону противника на острове. Вместе с ним отличились разведчики Николай Матяшин и Эдуард Тяхе. Во время наступления группы Соо на опорный пункт врага нужно было подавить огневые точки.

Эту задачу с блеском выполнил Николай Матяшин. Ему удалось незаметно зайти с фланга и расстрелять с близкого расстояния из своего ручного пулемёта шесть огневых точек противника. Затем во время взятия хутора у него заел пулемёт. Немцы тем временем усилили огонь, заметив это. В этот самый момент сыграло хладнокровие героя. Он быстро подобрался к пулемётному расчёту врага и гранатой уничтожил его.

Николай Матяшин

Было убито шесть вражеских солдат. Впоследствии он уничтожил на берегу пролива ещё два пулемётных гнезда и расчёт немецкой пушки. Эдуард Тяхе, ворвавшись на пристань, под обстрелом врага, практически единолично захватил дом. При этом он уничтожил пулемёт и до десятка немцев. Младший лейтенант Аллик со своим подразделением форсировал пролив на лодках. Осколок снаряда пробил командирскую лодку, пробоины были быстро заделаны. На берегу мужественный лейтенант подавал личный пример своим людям. В ходе наступления он лично уничтожил гранатой огневую точку врага. Его рота успешно продвинулась вперёд и оседлала важную дорогу. Затем им пришлось отбивать яростные контратаки немцев. К тому моменту Аллик уже был ранен в шею.

Воинам эстонского стрелкового корпуса А. Репсону, Н. Матяшину, Э. Тяхе и А. Аллику за проявленное мужество и героизм при взятии острова Муху было присвоено звание Героя Советского Союза.

В течение нескольких часов кровопролитного боя советским войскам удалось сломить сопротивление врага. Продолжали сопротивляться лишь отдельные группы солдат противника. К полдню части эстонского стрелкового корпуса достигли дамбы, соединяющей Муху и Сааремаа.

2 октября началось сражение по овладению островом Хийумаа. Работы по сооружению дзотов, траншей и прочих земляных укреплений велись на острове с осени 1943 года. Гарнизон острова состоял главным образом из частей морской пехоты и тех, что успели эвакуироваться из Таллинна и Хаапсалу.

Экипжа катера В. П. Гуманенко (справа)

В 7 часов утра первые группы десанта погрузились на быстроходные катера Героя Советского Союза капитана 3 ранга В. П. Гуманенко. Противник встретил их артогнём. Десант добирался до берега по грудь в воде, так как подойти ближе катера не могли. Первыми высадились на берег батальоны капитанов Никулина и Андреева. Они предприняли решительную атаку и прорвали оборону противника в районе Хельтермаа. Пехоте была оказана воздушная поддержка. Был нанесён авиационный удар по немецким укреплениям на восточном побережье. В районе Кярдла противник перешёл крупными силами в контратаку. При её отражении отличились батареи лёгких орудий капитана Смирнова и капитана Григорьева. В первый же день благодаря активным действиям советских войск были ликвидированы немецкие опорные пункты в Кейна и Кярдла. Бои продолжались всю ночь. К этому времени враг был уже дезорганизован. К середине дня 3 октября остров Хийумаа, также именуемый Даго, был освобождён. В плен попало свыше 300 немецких солдат, было захвачено много военной техники.

5 октября началась десантная операция по овладению самого большого острова Моонзундского архипелага — Сааремаа или Эзеля. К этому времени из Риги на остров была переброшена 218-я пехотная дивизия Вермахта. Операцию предполагалось осуществлять с двух направлений — Хийумаа и Хаапсалу. Эстонский стрелковый корпус должен был наступать через дамбу. При отступлении она была взорвана противником. Задача восстановить дамбу была поручена сапёрному батальону майора Кангура. Ремонтные работы шли под постоянным артобстрелом и налётами авиации врага. Вскоре дамба была готова для прохода войск и по ней двинулись пехотинцы, танки, САУ, лёгкая и тяжёлая артиллерия.

В. П. Гуманенко

К этому времени катера Героя Советского Союза гвардии капитана 3-го ранга Гуманенко и капитана 3-го ранга Кожужко высадили на остров десант. С моря десант прикрывали интенсивным огнём мониторы КБФ. Он оказался для немцев полной неожиданностью. Пленный оберефрейтор 7-й батареи 532-го морского артдивизиона Эрих Фингрес так описал обстановку, сложившуюся после высадки советского десанта: «В наших подразделениях высадка русских произвела суматоху и панику. Царило полное смятение. Офицеры проявили беспомощность. Раненые были брошены на произвол судьбы.»

В течение нескольких часов напряжённого боя был создан плацдарм на северном берегу Сааремаа. Немцы отошли на второй рубеж обороны в 6-10 км от побережья, но и он вскоре был прорван. Пехота эстонского корпуса на САУ прорвалась через оборону врага и перерезали дорогу на Курессааре.

Многочисленные контратаки противника успеха не имели.  В этих боях отличились артиллерист, сержант Мурд, старший лейтенант Ребане и радист Олендер. Сержант Мурд, командир орудия, израсходовав все боеприпасы, повёл свой расчёт в атаку на вражеское орудие. Артиллеристы метким автоматным огнём вывели из строя расчёт немецкого орудия. Захватив пушку врага, они развернули её и открыли огонь по немецким позициям. Старший лейтенант Ребане и радист Олендер выступили в качестве артиллерийских наводчиков. По их данным наша артиллерия уничтожила до 100 солдат противника, два орудия и четыре станковых пулемёта. Когда дом, в котором они укрывались, был наконец-то найден, немцы попытались их окружить. Отважные воины вызвали огонь на себя и затем перебрались в другое укрытие.

Маяк Тахкуна остров Хийумаа

К 17:00 5 октября нашими частями были освобождены следующие населённые пункты: Хинду, Кавани, Выхма, Тагавере, Вальяла, Кареда, Сандре, Пейде, Вяльта, Унгума и прочие.

Советские войска продвигались дальше. В районе Кесквере нашим стрелковым полком была разбита группировка противника, состоящая из двух батальонов с артиллерией и миномётами.

В 16:00 7 октября советские войска овладели городом и портом Курессааре, крупнейшим городом, уездным центром Сааремаа. 8 октября уже большая часть острова была очищена от войск противника, боевые действия теперь сосредотачивались на полуострове Сырве.

Как и в 1941 году полуостров стал крепостью. Немцы называли его «Ирбенским щитом», потому что он прикрывал вход в Ирбенский пролив. Полуостров был превращён в сплошную линию обороны с многочисленными траншеями, дзотами, минными полями, противотанковыми рвами и надолбами. В районе Каймри, самой узкой части полуострова, немцами были подготовлены четыре линии обороны со всевозможными полевыми укреплениями и препятствиями для танков и пехоты.

Маяк Кыпу остров Хийумаа

Советские войска оказались в трудном положении, так как были стеснены на узком участке и не имели достаточного пространства для манёвра. Противник вёл непроницаемый заградительный огонь. На один километр фронта у него действовало 8 артиллерийских и 5 миномётных батарей. Их обнаружение нашей артиллерийской инструментальной разведкой было осложнено тем обстоятельством, что эти батареи располагались либо в лесу, либо около воды. Попытки прорвать вражескую оборону, предпринятые 10-14 октября провалились. Особенно трудно пришлось советской батарее под командованием младшего лейтенанта Кирса. Немцы сначала открыли по ней массированный артиллерийский огонь, который поддержали боевые корабли Кригсмарине. После этого около 200 солдат противника перешло в атаку с целью захвата батареи. Орудия сержантов Тераса, Картау и младших сержантов Кескюлы и Клевесили открыли огонь прямой наводкой и прижали немцев к земле. Завязалась огневая дуэль. Немцы были вынуждены отступить, оставив на поле боя около ста трупов. Ефрейтор Аллас также отличился в боях на Сырве. Его ранило, и он был отправлен на перевязку. Рядом артиллеристы отбивали очередную контратаку противника. Прислуга одного из орудий была выведена из строя, тогда Аллас занял её пост и вёл один огонь по врагу.

 

Мемориал защитникам Хийумаа

Гвардии старший сержант Степанов во время боя сумел проникнуть в расположение противника и разведать местность за его передним краем. Благодаря этому он смог скрытно провести к немцам в тыл стрелковую роту, которая нанесла врагу серьёзный урон. Старший сержант Петросян обнаружил группу немцев, пытавшихся поджечь деревню. Он решил вступить в явно неравный бой, из которого о н всё-таки вышел победителем, при этом поразил автоматным огнём семерых и взял в плен четверых немцев. Ещё один герой, Сабалак Оразлимов, шёл в атаку на Каймри в цепи наступающего батальона, когда в упор по ним ударил замаскированный станковый пулемёт. Тяжело раненый Оразлимов бросился на него грудью, показав пример неимоверной стойкости и самопожертвования. Только 18 ноября, после мощнейшей артиллерийской и авиационной подготовки, советским войскам удалось прорвать оборону и перейти в наступление. Постепенно, шаг за шагом, советские войска отвоёвывали полуостров. Для немцев наступал переломный момент. Обер-ефрейтор Юнг (полевая почта 27062) писал своему другу Гансу Беетцу: «Милый Ганс! Положение серьёзное. Мы с тобой находимся далеко друг от друга. Остров для нас стал мышеловкой. Ты умеешь плавать? Я — как металлический лом».

Памятная стела на острове Хийумаа

23 ноября начался последний штурм. Главный удар наносился в районе Аде-Генга. После артподготовки советская пехота и танки перешли в атаку. Враг понёс большие потери. Ночью стало очевидно, что немцы могут продержатся на острове считанные часы. К утру на полуострове оставались только разрозненные группы войск противника.

Отряд разведчиков под командованием сержанта Пукка пробрался в тыл противника и совершил ряд налётов, уничтожив порядка 45 врагов. Сержанту Пукку выпала честь первым водрузить красное знамя на самой южной оконечности полуострова Сырве. Рота лейтенанта Копьёва первой ворвалась на пирс. Комсорг Чуфистов в 6 часов утра под салют автоматных очередей поднял на разрушенном маяке мыса Свальферорт красный флаг.

К утру 24.11 операция была закончена, освобождение островов Моонзундского архипелага было завершено. На полуострове Сырве были разгромлены следующие части немецких войск: 23-я, 218-я и 215-я пехотные дивизии, 531-й и 532-й артиллерийские дивизионы береговой обороны, 583-й охранный батальон и другие. Противник потерял до 7 тысяч человек убитыми и около 700 пленными. В ходе операции КБФ высадил на острова свыше 3700 человек десанта и перевез (до 30.11) более 74 тыс. человек, а также большое количество военной техники и грузов. В результате действий кораблей и артиллерии КБФ были потоплены и повреждены 11 кораблей противника. Авиацией КБФ, которая произвела более 2300 самолето-вылетов, было потоплено 11 транспортов и судов, повреждено 30 кораблей и судов.

С занятием островов Моонзундского архипелага завершилось освобождение Эстонской ССР. Операция имела важное значение для КБФ, корабли которого получили возможность действовать не только в Финском и Рижском заливах, но и на коммуникациях противника в средней и южной частях Балтийского моря.

предоставленно проектом «Морская пехота Балтики«

Источники:

http://samsv.narod.ru/Oper/1944/moonzund.html
http://www.rusnavy.ru/d03/248.htm
http://victory.mil.ru/war/oper/90.html

Моряки 5-ой и 2-ой СБМП КБФ в сентябре 1941 года

17:29 in Операции МП ДКБФ by Маловичко

С.И.Боковни

В конце августа 1941 года фашистские полчища захватили Прибалтику. 8-я армия и отдельные отряды моряков-балтийцев сдерживали яростные атаки наседавших гитлеровцев. Командование Балтийского флота вынуждено было отправить подразделения моряков на южный берег Финского залива, в район боевых действий 8-й армии.

В августе-сентябре Приморский плацдарм защищали лишь передовые дивизии 8-й армии, батальоны 2-й и, частично, 5-й бригад морской пехоты, отдельные части Ижорского укрепленного сектора. Первым, из формировавшейся на ходу 5-й морской стрелковой бригады, прибыл под Котлы батальон капитана Н.И.Салищева. И с ходу – в бой. Моряки по несколько раз в день ходили в атаку.

Утром 30 августа 1941 г. после четырехчасовой артподготовки фашисты двинулись в наступление. Почти 6 часов 2-й батальон капитана Салищева удерживал бешеный натиск врага. Силы были неравны. Части 8-й армии начали отходить к крепости Копорье. Здесь, у стен древней крепости героически сражался 1-й батальон С.И.Боковни. О его храбрости ходили легенды. Моряки его батальона совершили дерзкую вылазку. Лейтенант В.П.Сорокин с краснофлотцем И.В.Ваниным за одну ночь сняли на вражеском минном поле до 200 мин. А на другой день они заминировали этими же минами свой участок обороны.

Интересен рассказ бывшего подполковника, а ныне генерал-майора в отставке Г.М.Зубова «О боях на плацдарме Котлы – Ораниенбаум…».

«…Когда немцы начали свое наступление от Копорья к берегу Финского залива, его батальон должен был остановить гитлеровцев, не допустив их к берегу. Весь день бой не стихал ни на минуту. Раненый в ногу командир батальона Боковня проявил исключительное мужество и стойкость. Своим личным примером он зажигал бойцов, показывал им, как надо сражаться с врагом. Батальон выполнил приказ, прикрыл отход частей 8-й армии. В течение одного дня С.И. Боковня со своим батальоном 16 раз ходил в контратаки».

Василий Казимирович Зайончковский

В первых числах сентября Василий Казимирович Зайончковский получил назначение на должность командира 5-й морской стрелковой бригады и прибыл в Лебяжье. Комендант Ижорского укрепрайона генерал-майор П.Т.Григорьев разрешил ему набирать пополнение из тыловых частей фортов, береговой обороны, Кронштадта. Много флотских частей скопилось к осени и в Ораниенбауме.

На побережье залива, недалеко от Красной Горки, располагался морской полк ПВО, на тот случай, если фашисты попытаются высадить десант с моря. Генерал Григорьев распорядился передать пулеметы полка вместе с их расчетами в бригаду Зайончковского, а личный состав расписать по фронтовым частям, рассудив, что артиллерия Кронштадта и корабельные пушки надежно защищают воды Финского залива от врага. Бригада получила 14 станковых пулеметов и солидный боезапас патронов. Были сформированы два батальона, куда вошли пулеметные роты и минометный дивизион. Пополнение составляли краснофлотцы, в большинстве своем проверенные в боях.

У железнодорожной станции «Копорье» шли жестокие бои. Всякий раз, когда фашисты шли в лобовую атаку, балтийцы подпускали их поближе, а затем выскакивали из окопов и врезались во вражеские ряды, орудуя штыками и прикладами. Наш моряк страшен в рукопашной, не зря фашисты прозвали его «черной смертью». Здесь, под Копорьем, был тяжело ранен комбат Н.Н.Салищев, только в санроте пришел в сознание. Но уже через месяц – постарались медики – вернулся в свой 2-й батальон. К тому времени 5-я бригада морской пехоты стояла уже на новом рубеже – по правому берегу р.Воронки. Батальон занимал участок длиной в 6 км от побережья Копорской губы до деревни Верхние Лужки. Слева располагался 3-й батальон, возглавляемый Макаровым. Вначале были лишь отдельные очаги обороны. Нейтральной полосы не существовало, моряки находились в 25-30 м от противника. С наземных наблюдательных пунктов даже ближайшая линия его обороны не проглядывалась, потому что пойма реки Воронки сплошь покрыта высоким кустарником. Выручали засады. Вскоре пришли саперы, они помогли построить окопы и дзоты, протянули вдоль берега заграждения под самым носом у фашистов. Заминировали все подходы к переднему краю. В батальон доставили противотанковые ружья, была сформирована батарея 82-миллиметровых минометов, в стрелковых ротах появились 50-миллиметровые минометы, а в бригаде – полковая артиллерия.

Полковник Ржанов В.М.

Прославленная 2-я морская стрелковая бригада (командир полковник Ржанов В.М.) вела тяжелые бои за Котлы и Копорье. Балтийцы шесть раз атаковали Копорье, деревня несколько раз переходила из рук в руки.

«Осенью 1941 года бригада стойко бороняла станцию Котлы, потеряла в боях до 80% личного состава, но не сдала свои позиции. Танковый батальон этой бригады много раз ходил в атаку на фашистов … если бы не эти батальоны и не  артиллерийский огонь флота – Ораниенбаум не устоял бы, и кто знает, как сложилась бы обстановка для Кронштадта, тыла 23-й армии и всей обороны Ленинграда» – вспоминает Г.М.Зубов.

Отдельный стрелковый батальон охранял склад КБФ в Большой Ижоре. 12 сентября 1941 года батальон двинулся к передовой линии фронта и занял исходные позиции у Гостилиц. К этому времени 2-я бригада прибыла на этот рубеж из-под Котлов и Копорья, батальон вошел в ее состав и стал называться 2-м стрелковым батальоном 2-й особой бригады морской пехоты КБФ. 13 сентября начался бой за Гостилицы, занятые фашистами. Битва продолжалась до 17 сентября. Матросы самоотверженно сражались. Гостилицы были отвоеваны, но к немцам пришло подкрепление. Они контратаковали и удержать Гостилицы не удалось. 2-я Морская стрелковая бригада была вынуждена отойти на исходные позиции, понеся большие потери. Только у 2-го батальона из 1250 человек личного состава осталось не более 100 человек.

 

Источник: Школа Ораниенбаумского плацдарма

4-я ОБрМП в боях за «Невский пятачок»

16:40 in О проекте, Операции МП ДКБФ by Маловичко

Мало кто знает о продолжительной и кровопролитной эпопее на Неве, развернувшейся на плацдарме, именовавшемся «Невский пятачок» в 1941-1943 гг. Между тем это одна из самых героических и трагических страниц отечественной военной истории. На крохотном клочке земли — 2,5 км по фронту и 700 м в глубину — с сентября 1941 г. по январь 1943 г. непрерывно шли изнурительные бои. Каждую ночь сюда, пополняя неисчислимые потери, высаживались батальоны советских воинов. Здесь в общей сложности полегли 200 тыс. бойцов — сынов почти всех народов СССР, и для половины из них могилой стала Нева.

В сентябре 1941 г. германская группа армий «Север» под командованием генерал-фельдмаршала Лееба отрезала Ленинград от остальной страны. Оставалась только Ладога — единственный водный путь из города на Большую землю и обратно. Началась невиданная по своей жестокости в истории человечества 900-дневная голодная блокада трехмиллионного мегаполиса….

Разорвать кольцо окружения и деблокировать город на Неве решено было на самом узком участке — шлиссельбургско-синявинском выступе, где гитлеровцы вбили клин десятикилометровой ширины между войсками двух фронтов — Ленинградского и Волховского. Этот выступ немцы назвали «фляшенхальс» — «бутылочное горло». Используя благоприятные для обороны условия местности, враг в кратчайшие сроки возвел три мощных оборонительных рубежа.

В ночь с 19 на 20 сентября батальон 4-й отдельной бригады морской пехоты, полк 115-й стрелковой дивизии и полк 1-й стрелковой дивизии НКВД из района Невской Дубровки на правом берегу Невы под ураганным огнем противника форсировали 600-метровую водную преграду и захватили вдоль левого берега реки у Московской Дубровки узкую полоску земли. Далее им продвинуться не удалось.

4-я ОБрМП была сформирована была на архипелаге Валаам, что на Ладожском озере, во второй половине июля 1941 г. Командир — генерал-майор береговой обороны Ненашев, военком — полковой комиссар Вайда. Соединение насчитывало 3954 человек.

1-й и 2-й батальоны были укомплектованы запасниками 3-й категории и дислоцировались на трех небольших островах Мантсшсаари, Ланкулансаари и Рантасаари. 20 июля на них незаметно высадились десанты финнов. Завязались ожесточенные бои. Неся потери, батальоны вынуждены были на самодельных плотах, связанных из бревен, эвакуироваться и перебраться вместе с остальными подразделениями бригады в район Невской Дубровки.

Доукомплектовавшись курсантами военно-морских училищ и резервистами, в ночь на 20 сентября после артподготовки, в которой участвовали корабли отряда реки Невы, батареи Невской позиции и научно-исследовательского морского артиллерийского полигона, штурмовые десанты моряков в первом эшелоне удачно форсировали Неву и на ее левом крутом берегу у села Московская Дубровка захватили крохотный плацдарм, перерезав при этом важную для немцев дорогу на Шлиссельбург.

Опомнившись, гитлеровцы открыли шквальный огонь из орудий и минометов. По 2000 снарядов и бомб ежечасно разрывалось на клочке земли, размеры которого в ходе многодневных яростных боев с большой кровью удалось увеличить до полутора квадратных километров.

На помощь героям-первопроходцам с правого берега, из Невской Дубровки, переброшены были все батальоны бригады — 3225 краснофлотцев. Все они здесь и полегли…

Таким образом, зацепившись за крутой и обрывистый берег высотой более 20 м, краснофлотцы и красноармейцы, неся большие потери, удерживали крохотный плацдарм, метко названный «Невским пятачком». Начались изнурительные бои. Они велись днем и ночью с невиданным ожесточением и упорством. Гитлеровцы бросали в атаки все новые подразделения. Не раз дело доходило до рукопашной. Немцы в буквальном смысле слова перепахивали снарядами и бомбами «пятачок», на котором не осталось ни деревца, ни кустика. Здесь царила страшная картина опустошения и смерти.

У нас же ощущался крайний недостаток в мощных средствах подавления противника, не хватало артиллерии, танков, авиации. Зато каждую ночь регулярно посылались на плацдарм людские подкрепления для восполнения урона. Раненых на правый берег не переправляли, они в муках истекали кровью. Да и вообще из прибывших на «пятачок» никто не возвращался обратно. Однако полуголодные, физически ослабленные, израненные защитники плацдарма сражались до конца с яростью обреченных, стояли насмерть.

Впрочем, другого выхода у них и не было…

Для того чтобы хоть как-то выжить, советские бойцы вгрызались, как кроты, в землю, строили подземные ходы сообщения, разобрав для этого все деревянные дома и надворные постройки села Московская Дубровка. Однако и после этого немногим удавалось оставаться в живых более трех дней.

К весне 1942 г. на плацдарм все реже и реже перебрасывались очередные десанты. «Пятачок» таял буквально на глазах. На нем оставалось все меньше и меньше воинов, способных держать оружие. И вот когда плацдарм оказался отрезанным от правого берега Невы ледоходом, гитлеровцы овладели им полностью. 29 апреля в 21.00 прервалась последняя связь с «пятачком».

В живых остался только начальник штаба 330-го стрелкового полка 86-й стрелковой дивизии майор Александр Соколов. Мастер спорта по плаванию и чемпион Приволжского военного округа, он, несмотря на серьезное ранение, сумел переплыть холодную Неву…

Осенью 1942 г. военный совет Ленинградского фронта решил снова захватить плацдарм на Неве. В конце сентября к Невской Дубровке подтянулись части 70-й и 86-й стрелковых дивизий и 11-й отдельной стрелковой бригады. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки они с огромными потерями переправились через реку. «Невский пятачок» возродился, и опять на нем вспыхнули ожесточенные бои, продолжавшиеся до января 1943 г., когда, наконец-то, была прорвана блокада Ленинграда.

Через плацдарм на Неве прошли сотни тысяч воинов. К сожалению, перечислить их всех поименно невозможно на страницах газеты. Не удастся даже подробно рассказать о всех соединениях, сражавшихся на «пятачке», вспомним лишь о некоторых…

Но прежде нельзя не сказать несколько слов о населенном пункте Невская Дубровка. Именно она являлась своего рода накопителем войск, стартовой площадкой, откуда велась постоянная подпитка плацдарма. Сюда с разных участков Ленинградского фронта стекались полки, бригады, дивизии. Здесь на ничем не прикрытой прибрежной полосе, под непрерывным огневым воздействием вражеской авиации и артиллерии наспех сколачивались и формировались десантные батальоны и, невзирая на обстрелы, перебрасывались через кипящую от взрывов реку на «Невский пятачок». Единственная надежда десантников — ночь — выручала отнюдь не всегда.

Немецкие наблюдатели зорко следили за правым берегом с земли и неба, полными хозяевами которого были летчики «Люфтваффе». Противник мог точно вычислять время и место очередной переправы. И как только наши войска ночью начинали форсирование, немецкая авиация сбрасывала над Невой мощные осветительные бомбы и атаковала плоты и лодки. С берега били артиллерийские батареи врага. Вот в таком кромешном аду преодолевали водную преграду бойцы и командиры 115-й, 1-й, 86-й, 168-й, 10-й, 45-й стрелковых дивизий, 4-й отдельной бригады морской пехоты.

Источник: «Независимое военное обозрение», автор Степан Кашурко

3-я Печенгская Краснознамённая бригада морской пехоты ДКБФ

12:30 in Подразделения МП ДКБФ by Маловичко

3-я Печенгская Краснознамённая бригада морской пехоты Балтийского Флота
(на окончание войны 3-я горнострелковая Печенгская Краснознамённая бригада)

Бригада сформирована в составе Краснознамённого Балтийского флота в июле 1941 года.

Командиры

Рослов А. П., (в июле 1941 г.) полковник
Гудимов, Семён Алексеевич инженер-капитан 1-го ранга, с ??. по 24.07.1944
Каверин, Алексей Григорьевич, (с 25.07.1944 по 03.05.1945) полковник

Награды и наименования

02.07.1944 года — награждена Орденом Красного Знамени
31.10.1944 года — присвоено почётное наименование «Печенгская»

Состав

3 отдельных стрелковых батальона
отдельный артиллерийский дивизион полковых пушек
отдельный противотанковый батальон
отдельный миномётный дивизион
отдельная рота автоматчиков
разведывательная рота
рота противотанковых ружей
взвод ПВО
отдельный батальон связи
сапёрная рота
автомобильная рота
медико-санитарная рота.

Подчинение:

С 01.08.1941 – 01.07.1944 – 7-я Армия
С 01.08.1944 – 01.09.1944 – 32-я Армия
С 01.10.1944 – 01.11.1944 – 14-я Армия
С 01.12.1944 – 01.02.1945 – 19-я Армия
С 01.03.1945 – 01.04.1945 – 38-я Армия
С 01.05.1945 – 1-я Гвардейская Армия

Боевой путь

22.07.1941 года бригада, в составе Олонецкой группировки сосредоточилась на берегу реки Видлица. Первый бой подразделения бригады приняли в этот же день у населённого пункта Погранкондуши.

23.07.1941 бригада перешла в контрнаступление, форсировав Видлицу, отбросила финские войска на 5-8 километров, но была вынуждена отступить на рубеж реки Тулокса.

22.08.1941 бригада находилась на рубеже Торосозеро — Сармяги, где подразделениями бригады были отбиты атаки финских войск.

04.09.1941 бригада была окружена и прижата к Ладожскому озеру, была оттуда вывезена кораблями Ладожской военной флотилии в район мыса Чёрный и устья реки Свирь. (исключая 4-й батальон бригады, который уничтожив технику — 5 бронемашин, пробился к своим войскам к станции Токари лесами)

В сентябре 1941 года обороняет, находясь в железобетонных укреплениях Свирского укреплённого района в районе Подпорожья, строящуюся плотину ГЭС, обеспечивая переправу через реку отступавших частей Олонецкой группировки, и по приказу оставила дамбу.

С конца сентября 1941 года участвует в боях находясь на плацдарме в районе устья на северном берегу Свири, и занимала этот плацдарм до начала Свирско-Петрозаводской наступательной операции.

В ходе Свирско-Петрозаводской наступательной операции бригада, выйдя на кораблях Ладожской военной флотилии из Свирицы в 14.00 24.06.1944 года высадилась в междуречье Тулоксы и Видлицы составляя второй эшелон Тулоксинского десанта. (1-й эшелон составляла 70-я морская стрелковая бригада).

27.06.1944 года части бригады после встречной атаки соединились с частями 114-й стрелковой дивизии, наступавшей со стороны Олонца и стала наступать в сторону Питкяранты, с ходу форсировала реку Видлица и после ожесточённых боёв полностью освободила посёлок Устье-Видлица.

05.08.1944 переброшена в район Суоярви и вела там бои до окончания боевых действий с Финляндией 05.09.1944

Затем бригада принимала участие в Петсамо-Киркенесской операции

В январе 1945 года бригада переименована в отдельную морскую стрелковую бригаду и вскоре переформирована в горнострелковую.

В марте 1945 года приняла участие в Моравско-Остравской наступательной операции.
Закончила войну участием в Пражской операции.

1-я Мозырская Краснознаменная дивизия морской пехоты ДКБФ

12:24 in Подразделения МП ДКБФ by Маловичко

Период вхождения в действующую армию:

07.04.1942 г. -25.03.1943 г.
10.05.1943 г. — 30.07.1944 г.
13.09.1944 г. — 10.10.1944 г. – как 55 сд
01.12.1944 г. — 09.05.1945 г. – как 1 дмп КБФ

1 Мозырская Краснознаменная дивизия морской пехоты Краснознаменного Балтийского флота ведет свою историю от 55 Мозырской Краснознамённой стрелковой дивизии. Сформированная в начале 1942 г. в составе Приволжского военного округа 55 стрелковая дивизия начала боевой путь в Великой Отечественной войне на Северо-Западном фронте в боях по ликвидации Демянской группировки гитлеровских войск, участвовала в битве на Курской дуге, вела боевые действия на Украине, в Белоруссии и Прибалтике.

Дивизией командовали:

Шевчук Иван Павлович (12.12.1941 — 10.05.1942), генерал-майор
Заиюльев Николай Николаевич (11.05.1942 — 21.01.1944), полковник
Андрусенко Корней Михайлович (22.01.1944 — апрель 1945), полковник, Герой Советского Союза

Организация

1-й Лунинецкий Краснознаменный полк морской пехоты
2-й Лунинецкий Краснознаменный полк морской пехоты
3-й Пинский полк морской пехоты
1-й танковый Ленинградский полк морской пехоты
1-й артиллеийский полк морской пехоты
2-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон морской пехоты
132-й отдельный пулеметно-артиллерийский батальон морской пехоты
1-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
13-й отдельный мотострелковый батальон
12-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион
5-й отдельный инженерный батальон морской пехоты
2-й отдельный батальон связи морской пехоты
4-й отдельный автотранспортный батальон морской пехоты
3-я отдельная разведрота морской пехоты
6-я отдельная рота химзащиты морской пехоты
5-я отдельная ремонтно-восстановительная рота морской пехоты
12-я отдельная медико-санитарная рота морской пехоты

Боевой путь дивизии

В ходе зимнего и весеннего наступления 1942 г. войск Северо-Западного фронта под деревнями Рыкалово и Большие Дубовицы Новгородской области 55-я стрелковая дивизия нанесла тяжелое поражение дивизии СС «Мертвая Голова».

В последующем два полка 55-й дивизии, вырвавшиеся вперед, оказались отрезанными от основных сил армии.

Летом 1942 года упорной обороной южнее болота Сучан дивизия продолжала сковывать противника.

Осенью 1942 г. часть сил фронта предприняла наступление на Демянский плацдарм, в котором приняли участие полки 55-й дивизии.

Бои приняли затяжной характер и продолжались более месяца на территории Полавского (ныне Парфинского) района Новгородской области.

Тяжелые, кровопролитные бои вокруг Демянской группировки противника не прекращались во все времена года, велись они круглосуточно.
Многие населенные пункты многократно переходили из рук в руки.

В последующем дивизия участвовала в Курской битве, освобождала левобережную Украину, Белоруссию.

23 ноября 1943 г. 55 стрелковая (полковник М.М. Заиюльев) участвовала в освобождении Брагинского района Гомельской области.

В ходе Калинковичско-Мозырской операции (8 января–30 января 1944 года) 14 января 1944 года войсками Белорусского фронта освобождён г. Мозырь.

За участие в освобождении города Мозырь дивизия получила почетное наименование «Мозырская», за доблесть в бою награждена орденом Красного Знамени.

Летом 1944 г. дивизия участвовала в боях на территории Гомельской области Белоруссии , в ходе которых были освобождены:

29 июня 1944 г. Петриковский район Гомельской области: 55-я стрелковая дивизия (полковник М.А. Андрусенко) 61-й армии 1-го Белорусского фронта;

6 июля 1944 г. Житковичский район Гомельской области: 23-я (полковник И.В. Бастеев) стрелковая дивизия, 55-я (полковник К.М. Андрусенко) стрелковая дивизия 89-го стрелкового корпуса 61-й армии 1-го Белорусского фронта;

13 июля 1944 г. Ленинский район : (центр – д. Ленин, ныне в Житковичском районе) Гомельской области: 55-я стрелковая дивизия (полковник К.М. Андрусенко) 89-го стрелкового корпуса 61-й армии 1-го Белорусского фронта.

В конце 1944 дивизия участвовала в освобождении Советской Латвии.

После выхода 61А на восточное побережье Балтики в октябре 1944 г. 55 сд 3 Белорусского фронта была оперативно подчинена КБФ и стала на охрану побережья восточнее Таллина (Кунда, Локса и т.д.), где в ноябре 1944 г была переформирована в 1 Мозырскую Краснознаменную дивизию морской пехоты КБФ и передислоцирована (после соглашения с Финляндией) в Порккала-Удд .

При переформировании изменились как нумерация соединения, так и его частей. В её составе находились: 1-й пмп (быв. 107-й Лунинецкий Краснознамённый сп), 2-й пмп (быв. 111-й Лунинецкий Краснознамённый сп), 3-й пмп (быв. 228-й Пинский сп), 1-й ап мп (быв. 84-й ап), 1-й тп мп (быв. 185-й Ленинградский орд. Кутузова отп). Началось инженерное оборудование позиций — строились дзоты, траншеи, проволочные заграждения, создавались узлы обороны, Саперные подразделения дивизии минировали подходы к позициям. Начальником инженерной службы базы был назначен подполковник С.С. Навагин. В Порккала-Удд было построено 7 батарей, две из них в 1945 году.

В 1948году дивизия переформирована в 1-ю пулеметно-артиллерийскую Мозырскую Краснознаменную дивизию.

Источник:

Первая социальная сеть о Второй Мировой войне
Е. Абрамов «Черные дьяволы»