Создание ПДО на Балтийском Флоте

20:18 in О проекте by Маловичко

Согласно архивным документам приказ о формировании« парашютно-десантного отряда» в составе Краснознаменного Балтийского флота был отдан 23 апреля 1942 года за подписями заместителя начальника штаба КБФ контр- адмира Петровского и военкома штаба КБФ бригадного комиссара Молодцова. В приказе, в частности, указывалось, что создаваемое спецподразделение флота должно быть укомплектовано «добровольцами из кадрового состава частей и кораблей КБФ» к 1 мая 1942 года, а «боевое сколачивание и подготовка»  личного состава к выполнению операций должны быть закончены к 25 мая 1942 года. По сравнению со своими черноморскими коллегами балтийские моряки решили приступить к созданию аналогичного подразделения с большим размахом и энергией. В отличие от создаваемой примерно в это же время единственной парашютно-десантной роты ВВС ЧФ, Балтийский флот намеревался получить через месяц не одну, а целых две роты аналогичного назначения! Это тем более удивительно, если учесть, что балтийцы приняли такое решение  после успеха парашютного десанта под Одессой 22 сентября 1941 года, т.е. тогда, когда на Черноморском флоте уже проводили опыты с моряками-парашютистами.

К моменту принятия решения о создании парашютно-десантного подразделения в распоряжении командования имелся так называемый «отряд моряков-автоматчиков» под командованием капитана С.П. Маслова, который нес гарнизонную службу в Кронштадте. Личный состав этого подразделения в основном состоял из «отряда добровольцев», прибывших с полуострова Ханко, где они отличились в боях за эту военно-морскую базу и расположенные в ее окрестностях острова. Было решено создать на основе имеющего в своем составе опытных бойцов подразделения две парашютно-десантные роты со штатом в 128 человек каждая.

В соответствии с приказом о создании парашютного подразделения, 30 апреля 1942 года начальником ПДС ВВС КБФ майором Патраковым и начальником штаба ВВС КБФ полковником Игнатьевым руководству была представлена «Программа ускоренной подготовки парашютно-десантной роты Военно-Воздушных сил Краснознамённого Балтийского флота», рассчитанная на 50 учебных часов. После множества согласований и расчетов срок обучения увеличился до 150 часов, а задачи обучения были конкретизированы. В частности, в распоряжении начальнику штаба ВВС КБФ от 5 мая 1942 года было указано:

«…Боевую подготовку вновь формируемых парашютных рот целеустремите:

  1. На действия в составе 2 рот вместе и раздельно в составе роты, взвода, отделения с умелым сочетанием действий каждого отдельного бойца.
  2. В наземной подготовке действия бойца довести до автоматизма в одевании и снятии парашюта.
  3. На отличное изучение материальной части парашюта ПД-41.

Главным во всей подготовке должна быть наземная подготовка.

Задача парашютных рот:

  1. Действия в тылу врага при захватах западных ВМБаз.
  2. Действия по захвату части побережья с целью подготовки плацдарма для высадки морского десанта.
  3. Захват островов самостоятельно и во взаимодействии с морскими десантами…»

О готовности парашютно-десантных рот к выполнению боевых заданий было доложено командованию КБФ только 10 сентября 1942 года, а 10 октября эти подразде¬ления были переданы в распоряжение разведотдела штаба КБФ. Успеть за месяц сделать то, на что черноморцы потратили пять месяцев, оказалось не под силу даже бра¬вым балтийцам. Но ирония судьбы заключается в том, что все их усилия оказались совершенно напрасными. Им еще долго придется нести гарнизонную службу, тренироваться, участвовать в дозорах и боевом охранении на льду Финского залива, иногда ходить ночью в тыл про¬тивника «за языком» или просто «навести шум». Доводилось даже помогать местным жителям в уборке урожая на полях, так как в деревнях практически не осталось мужчин… Единственная десантная операция, в которой приняли участие роты моряков-парашютистов КБФ, была проведена только почти через полтора года, и высадка производилась не с самолётов, а с катеров. Речь идёт о морском десанте на побережье Нарвского залива в районе деревушки Мерекюла 14 февраля 1944 года, т.е. примерно месяцем позже десантирования ПДБ ВВС ЧФ на северном побережье Керченского полуострова.

Когда в феврале 1944 года войска Ленинградского фронта овладели оборонительной полосой противника на рубеже Луги и вышли на рубеж река Нарва, восточное побережье Чудского озера, озеро Черное, Струги Красные, Шимск, продвинувшись на Нарвском направлении на 50 — 120 км.,  войска Волховского фронта продвинулись правым крылом на Лужском направлении на 120 км, а левым — до 50 км., а 2-я ударная армия все еще продолжала вести бои за расширение плацдарма на левом берегу реки Нарвы и овладение городом Нарва, продолжавшиеся уже две недел возник замысел попытаться прорвать немецкую линию обороны в районе Нарвы при помощи морского десанта, высаженного в самом уязвимом месте неприятельских позиций — в районе Мерекюла—Лаагна—Аувере с последующим окружением и уничтожением нарвской группировки немецких войск

Таким образом, моряки-парашютисты снова оказались в эпицентре борьбы, успех в которой имел уже не только оперативно-тактические, но и стратегические перспективы (первый раз подобная ситуация имела место во время битвы за Кавказ в октябре 1942 года). На этот раз на Прибалтийском направлении.

Для оказания содействия наступлению войск 2-й ударной армии в ночь на 14 февраля 1944 года был высажен морской десант на побережье Нарвского залива, в районе населенного пункта Мерекюла, под общим руководством командира Островной военно-морской базы контр-адмирала Г.В. Жукова (командир высадки капитан 2-го ранга Г.М. Горбачев).

Помимо двух парашютно-десантных рот КБФ, объединенных в так называемый «батальон автоматчиков», в состав сил высадки входили части усиления из состава 260-й Отдельной бригады морской пехоты КБФ (стрелковая рота под командованием старшего лейтенанта Ф.П. Заволокина, взвод автоматчиков из 1-го батальона бригады, взвод разведки, взвод саперов, взвод стрелков ПТР, санитарная  часть’ связисты и еще ряд более мелких технических групп). Общее руководство на поле боя осуществлял командир парашютистов майор С.П. Маслов.

Высаженный десант действовал тремя группами, пробиваясь к железнодорожной станции Аувере на соединение с наступавшими войсками 2-й ударной армии. Моряки-парашютисты и морские пехотинцы, вооруженные стрелковым оружием и гранатами, сражались самоотверженно. Более ста часов они вели непрерывные бои в тылу врага, истребив до полутора тысяч солдат противника и около двух десятков танков. Десантники так и не дождались подхода армейских частей к занимаемой ими позиции и в длительном неравном бою против превосходящих сил неприятеля почти все погибли. Вместо предусмотренных планом операции трех дней они удерживали позиции почти пятеро суток. В ночь на 20 февраля лишь отдельные бойцы смогли пробиться в расположение 2-й ударной армии.

Командующий Ленинградским фронтом генерал армии Л.А. Говоров так оценил действия группы Маслова: «Высаженный в районе деревни Мерекюла десант выполнил свою задачу тем, что отвлек значительные силы врага от обороны западного берега реки Наревы и тем самым значительно облегчил выполнение боевой задачи дивизиям Ленинградского фронта по захвату и расширению плацдарма».

Геройская гибель солдат всегда удобна для тех, кто планирует военные операции. В случае успеха она подчёркивает значимость достигнутого, а в случае неудачи оттесняет на второй план просчеты и некомпетентность военачальника.